Обратный звонок
Заполните поля формы, и наш менеджер свяжется с Вами:
ВАШЕ ИМЯ
НОМЕР ВАШЕГО ТЕЛЕФОНА*
E-MAIL
КОГДА ВАМ УДОБНО?
ВЫБЕРИТЕ НАПРАВЛЕНИЕ*
Белковый дефицит

Белковый дефицит

Новости рынка и "МЕГАМИКС"

Сельхозпроизводители обратились к Министру сельского хозяйства Александру Ткачеву с просьбой разрешить ввоз соевого шрота из Латинской Америки с незарегистрированной линией ГМО.

Сейчас это белковое сырье поставляет только одна российская компания, которая производит его в из импортных бобов. Аграрии считают, что вытеснение с рынка остальных поставщиков привело к дисбалансу конкуренции и резкому росту цен. Проблема наиболее актуальна для птицеводов и может привести к банкротству небольшие птицефабрики.

Глава Росптицесоюза Галина Бобылева и гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев, подписавшие петицию, напоминают, что Россельхознадзор ограничил импорт этой продукции в июле 2016 года и до сих пор не завершил регистрацию линии ГМО. Процесс может затянуться еще на год.

По словам глав отраслевых союзов, во второй половине прошлого года стоимость соевого шрота в России по отношению к мировым ценам выросла примерно на 15-20%, до 4,2 тыс. руб. за тонну. Глава Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин согласен с этими оценками. В Институте конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) подсчитали, что разница между ценами на соевый шрот в России и Европе выросла в 2016 году более чем на 70%, со $100 до $170 за тонну. Аналитики отмечают, что внутренние цены также росли вопреки стабильному курсу рубля и снижению мировых цен на сою. В обращении уточняется, что при текущем положении вещей российские потребители соевого шрота будут ежегодно переплачивать за продукт более 9,6 млрд руб.

Авторы письма заявляют, что тенденция повышения цен на соевое сырье негативно скажется на рентабельности российских производителей мяса и конкурентоспособности российской продукции на экспортных рынках. Кроме того, себестоимость продукции увеличивает укрепившийся курс национальной валюты, добавляет господин Ковалев. Так, ГК «Дамате» оценивает долю расходов на соевый шрот в общих затратах на корма примерно в 40%. По данным группы «Черкизово», рентабельность свиноводства в 2016 году снизилась с 24,1% до 24%, а птицеводства — с 7,5% до 4,9%.

Господин Юшин сообщает, что проблема наиболее актуальна для птицеводства:  цены на эту продукцию не меняются последние пять лет, несмотря на очевидный рост себестоимости. В перспективе это может грозить невозможностью модернизации производств и избыточным предложением, которые выдавят с рынка небольшие птицефабрики.

В. Волик, директор департамента регулирования рынков АПК Минсельхоза, в начале 2017 года оценивал потребность в соевом шроте в 5 млн тонн в год. По его словам, около 43% продукта приходится на импорт. В 2016 году в России урожай сои вырос на 14,5%, до 3,1 млн тонн. По подсчетам ИКАРа, в 2016 году импорт соевого шрота в Россию сократился в два раза, до 212 тыс. тонн, причем за второе полугодие было ввезено только 45 тыс. тонн.

В пресс-службе Минсельхоза подтверждают получение письма. Господин Волик пояснил, что контролировать производство продукта с ГМО в России легче, тем не менее надзорные службы продолжают работать и с импортерами уже готового шрота.

По материалам http://www.kommersant.ru
 
22.03.2017